вторник, 21 июня 2016 г.

I'll take this long way home.

Порой я размышляю о том, как же сильно ты изменил меня.
Наверное, сам ты даже не задумывался о подобном и слабо представляешь, о чем я говорю, ты ведь не видел меня другой, не знал той, что я была до тебя.

Вихрь безумного, плавящего, разрушающего, разбивающего все и вся распиздяйства - да мне плевать было на весь мир вокруг, лишь бы собрать вокруг больше людей, лишь бы глотать больше энергий, вниманием упиваться, коллекционировать поцелуи и объятья, каждый гребаный раз просто неебически гордясь собой - вау, они все и правда меня любят.
Правда так жаждут общаться, трогать, рвать на куски, строить, выяснять и разрушать отношения, ух ты.
Вот это фарт, крутизна-то какая.

И как невыносимо и душно мне было в моих временных пристанищах, я сбегала каждый раз - сначала от родителей, а позже - вечно от себя. Бежала в поисках этого блядского самоутверждения, исступленная потребностью собирать в свой альбом новых людей - хотя бы поверхностно, хотя бы сколько-нибудь ухватить, пусть мелко, пусть ошибочно, но вот еще одна фоточка, на которой меня обнимают.

Ты не знал меня такой и, наверное, со смехом можешь таковой меня представить. А я была.
Правда была. И не желала ничего, кроме тех эмоций, что были у меня.

Глупо, но они казались мне безумно романтичными и яркими - словно старые сказки.
Они пестрили тысячами драм, сочились лжелюбовями, как пыльные романы с пафосными названиями, что лежат на полках маленьких киосков.

И я была счастлива тогда, можешь ли поверить? В обнимку со всеми приукрашенными иллюзиями и людьми, что после тысячу раз предали меня. С людьми, которых после сотню раз предала я.

Я не помню, в какой момент изменилось все, и в какой момент я одним махом отрубила от себя этот огромный подгнивающий кусок - словно избавилась от мерзкой гангрены.

Вокруг внезапно осталось так мало и так много - так волшебно, так ценно.

Уютно и просто.

И мне впервые за всю мою жизнь не хочется бежать. И впервые за долгое время я действительно чувствую, что это все - оно настоящее, можешь себе представить?


Почти двадцать два года занял мой путь домой.

Комментариев нет:

Отправить комментарий